Рецепция истории у Дж. М. Кутзее и Ю. Станкевича

Рецепция истории у Дж. М. Кутзее и Ю. СтанкевичаТворчество английского и африканского писателя Дж. М. Кутзее (J. M. Coetzee, нар. 1940), два раза лауреата Букеровской премии (1983 и 1999), в 2003 году — лауреата Нобелевской премии, и белорусского писателя Ю. Станкевича (род. 1945) делят очень отличающиеся друг от друга литературные традиции (южноафриканская и русская), в границах которых работают писатели. Но до отдельных произведений этих писателей в их странах критики относятся практически аналогично — обоих винят в некорректности и мрачности, сгущении красок и очень пессимистическом отражении реальности (все же, обвинения не помешали Дж. М. Кутзее стать лауреатом популярных литературных премий). То, что произведения воспринимаются аналогично, в значимой степени связано с их элегантно направленным на определенную тематику сходством — в произведениях обоих писателей находятся беспощадные натуралистические сцены, обе затрагивают вопросы противоборства различных наций (рас), конфронтации личности и общества, протеста против насилия над личностью.

Увлекательными для сопоставления в этом плане представляются романы «В ожидании варваров» (Waiting for the Barbarian, 1980) Дж. М. Кутзее и «Любить ночь — право крыс» (1998) Ю. Станкевича, невзирая на то, что, кроме литературной традиции, эти два романа делит временной просвет в 18 лет. В романе Дж. М. Кутзее осмысливается противоборство Империи, сделанной пришлыми колонистами, обитателей, варваров. В романе «Любить ночь — право крыс» рассматривается неувязка отношений между местными жителями провинциального города и пришлыми, беженцами, представителями чужого народа, которые, оказавшись в этом городе, равномерно подчиняют его для себя, а через эту делему — и судьба белорусской цивилизации. Соединяет воединыжды романы рвение создателей осмыслить историю через исследование отношений людей различных наций (рас), но в романе Дж. М. Кутзее акцент делается на примете причастности к власти: империи (завоеватели) — варвары (жертвы), в романе Ю. Станкевича — на примете «местячковасти»: свои (местные обитатели) — чужие (пришельцы-беженцы).

В романе Дж. М. Кутзее «В ожидании варваров» находится и линейное и повторяющееся восприятие истории. Линейная история — это история Империи, а точнее — история, написанная Империей и воплощенная в виде Империи. Она противопоставлена естественному, цыкличному ходу времени. Соответственно создается образ варваров как противников Империи, чье присутствие грозит этой незыблемости и монолитности, но таких варваров — как действующей силы истории — нету на страничках романа. Они являются только как пленные, разбитые и замучены, либо как призрак — армия Империи созидает их во время собственного похода и не может подойти поближе. В представлении людей существует обобщенный абстрактный образ варваров как чего-то страшного, того, что несет разрушение и погибель.

В романе Ю. Станкевича история также имеет два измерения — линейное и повторяющееся. Линейность истории связана с общим ходом событий, которые имеют в собственной базе те же причинно-следственные связи. Общее состояние цивилизации и общества, который характеризуется в романе, связано с событиями, что происходили в прошлом, также отношениями людей в обществе: «Почему эти беженцы пришли конкретно к беларусам, а не к литовцам, к примеру, чеченцам либо эстонцам? а поэтому, что их сходу бы выгнали. Чужаки появляются последним инвентарем истории, который завершает процесс распада цивилизации, — относительно мирный захват земель связан с неспособностью людей оградить себя. Такая история реализуется в романе при помощи метафоры течения, что прорвалось через плотину, когда пробы поменять ситуацию не имеют плода.

В то же время история имеет повторяющийся нрав — действия, не связанные меж собой, повторяются через определенное время. История движется от катастрофы к катастрофе: репрессии русской эры — Чернобыль (катастрофа, которая стала предпосылкой рождения мальчика-даўненка) — чужеродная стихия. Движение это идет по спирали, где каждый новый виток перекрывает предшествующий и приводит к все более катастрофическим событиям. Память о прошедшем стирается, ведь на 1-ый план выходит неувязка выживания, и это становится одним из обстоятельств приближения конца. В свете новых событий меняется рецепция событий прошлых, а именно, Чернобыля.

В отличие от романа Дж. М. Кутзее, в романе «Любить ночь — право крыс» временная протяженность истории линейной и повторяющейся совпадают. Конец цивилизации в этом случае обозначает конец и истории линейной и повторяющейся истории, после которого может быть создание только нового.

Таким образом, в рецепции истории в романе Дж. М. Кутзее «В ожидании варваров» и романе Ю. Станкевича «Любить ночь — право крыс» можно выделить многие схожие моменты.


Комментарии: