Menu Close

Эми Лоуэлл

Эми ЛоуэллЮжноамериканская поэтесса, литературный критик, издатель.

Родилась в известной и безбедной семье. Ее брат Пэрсивал Лоуэлл стал известным астрологом, который предсказал открытие планеты Плутон, 2-ой брат – Эббот Лоуренс Лоевл – стал ректором Гарвардского института.

До девятилетнего возраста Эми воспитывалась дома, а после училось в ряде личных школ.В 1891 году, как и подобает юный леди из богатой семьи, Эми начала посещать балы. Но все таки предложения руки и сердца за предполагаемый период не получила. И в связи с тем, что в семье Лоўэлав иметь университетское образование было неприемлемым для дам, с 17-летнего возраста она интенсивно занялась самообразованием, изучала семитысячную библиотеку собственного отца.

В течение этого периода Эми вела активную жизнь представительницы состоявшихся кругов общества, также занялась коллекционированием книжек. Также в это время она приняла супружеское предложение, но суженный передумал и избрал другую даму. Чтоб пережить духовную травму, Эми в 1897-1898 гг. отправилась в путешествие по Европе и Египту, придерживаясь серьезной диеты, которая должна была сделать лучше ее здоровье (и посодействовать преодолеть лишний вес), но напротив, это самым вредным образом отразилось на ее самочувствии.

В 1900 году после смерти родителей Эми Лоуэлл заполучила родовое имение и поселилась там, по-прежнему, продолжая жизнь, полную патех и балов. В течение сих пор Эми увлеклась писательством, но ее пробы пера в драматическом жанре ее саму не устраивали. Меж тем она очень интересовалась театром. В 1893 и 1896 годах Эми посещала пьесы с ролью актрисы Элеоноры Дзьюс (Eleonora Duse). Лицезрев актрису в 1902 году в новом спектакле, Эми возвратилась домой и написала белый стих-посвящение актрисе. Позднее Лоуэлл признавалась: “Я отыскала настоящее назначение”. Им стала поэзия.

В 1902 году ее 1-ое стихотворение напечатал Atlantic Monthly, через два года увидел свет ее 1-ый сборник “Дворец из цветного стекла” (A Dome of Many-Coloured Glass). В том же 1912 году Эми Лоуэлл познакомилась с очередной актрисой – Адой Дуаер Рассел (Ada Dwyer Russell), которая была на 11 лет старше поэтессы. С 1914 году и до самой смерти Лоуэлл они жили вкупе в так именуемом “бостонском браке”.

Эми Лоуэлл написала огромное количество стихов, посвященных Аде. Поначалу поэтесса старалась писать таким макаром, чтоб интимный нрав лирики был не очень приметен, но уже в более поздних собственных сборниках она меньше и меньше подвергала стихи цензуре. Были ли их дела только платонические, до конца непонятно, ведь после собственной смерти Ада Рассел спалила всю их корреспонденцию, руководствуясь памятью о подруге.

В январе 1913 года в журнальчике Poetry Эми увидела стихотворение, подписанное “H. D., Imagiste”. Создателем стихотворения была британская поэтесса-имажистка Хильда Дулиттл (Hilda Dolittle). Узнав в нем свои же приемы стихосложения, Эми решила, что она тоже имажистка, и совместно с Адой отправилась в Европу, чтоб поближе познакомиться с представителями этого литературного направления. Через год она возвратилась в США, чтоб представить имажизм на родине. Эзра Паунд, “глава” имажистав в Великобритании, был очень обижен ее вмешательством. Позднее он в общем покинул ряды этого литературного течения.

Эми Лоуэлл сосредоточилась на написании поэзии в новом стиле, также продвигала, а время от времени даже вещественно поддерживала других поэтов-имажистов.

В 1914 году увидел свет ее 2-ой сборник стихов “Лезвия клинка и маковое зерно” (Sword Blades and Poppy Seeds). Многие стихи из этого сборника представляли собой верлибра, некие были написаны в форме “прозы”, выдуманной Лоуэлл.

В 1915 году Эми выпустила антологию имажистской поэзии, прямо за которой вышли антологии 1916 и 1917 годов. С 1915 года Лоуэлл начала выступать с лекциями, во время которых она гласила о поэзии, также читала свои стихи. Ее лекции были достаточно пользующимися популярностью. Может быть, людей завлекала новизна имажизма, а может быть, этому отчасти способствовало ее слава эксцентричной личности.

Имея достаточно плотное телосложение, одевалась она по-мужски: в строгие костюмчики и мужские рубахи, носила пенсне и прическу в стиле помпадур, держала овчарок, правда, после Первой мировой войны от их пришлось отрешиться. Она завешивала зеркала и останавливала часы. И – пожалуй, самое вопиющее в очах публики – она курила сигары, утверждая, что они в наименьшей степени вредят ее работе, чем сигареты, ведь пылают подольше.

В следующие годы Эми Лоуэлл работала над биографией Джона Китса, чьи произведения она собирала с 1905 года. Книжка представляла собой чуть не каждодневное описание жизни известного поэта. Но работая над ней, Эми Лоуэлл фактически утратила здоровье: очень усугубилось зрение, ну и грыжи не давали покоя. В мае 1925 года через томную грыжу ей предписали постельный режим. 12 мая она все равно нарушила постельный режим и через несколько часов после мозгового кровоизлияния умерла.

В 1926 году за сборник “Сколько времени?” (What’s o’clock) посмертно получил премию.

После ее смерти несколько ее стихов временами попадали в поэтические антологии, но личность и творчество Эми Лоуэлл в большинстве собственно были фактически позабыты. Поэтессу открыли вновь исключительно в 70-е годы ХХ века во время оживления дамского движения и исследовательских работ.